Археология Вход
   Памятники археологии  

   Статьи по теме  

В.А. Ларенок Меотские древности или рассказ о древних  жителях Ростова

Заселение нижнего Дона и Приазовья от киммерийцев до казачества

Т. A. Скрипник. Амазонки в античной традиции

E.E. Фиалко. Скифские амазонки по письменным и археологическим источникам

Е. П. Савельев. Археологические очерки Дона. Выпуск ІІ-й. Городища дельты Дона. Часть I. Река Танаис

Е. П. Савельев. Амазонки. Глава из книги История казачества с древнейших времен до конца XVIII века. Историческое исследование в трех частях. Часть І. Предки казачества. Из Главы VII.

М. И. Артамонов. Средневековые поселения на Нижнем Дону

В.А. Ларенок, П.А. Ларенок. Некоторые черты погребального обряда некрополя Кобякова городища первых веков н.э.

А. Сидоров. Краткая история донского казачества

Е. П. Савельев. Типы Донских казаков и особенности их говора

М.И. Крайсветный. О роли народов Кавказа в раннем этногенезе донского казачества


   Ссылки по теме  

   Text/HTML  

   Лента путешествий  

 Без приключений
 Зимнее Провалье
 Елань моей мечты
 Жёлтая река
 У подножья белых гор
 Завтра будет весна
 На границах времён
 Хутор Дубовой. Век спустя
 Новые просторы
 Чудесное Мержаново
 Вдоль Кадамовки
 Сквозь ливни
 По донскому займищу
 В Чертково на кулички
 Пляжный отдых в Цимлянске
 Тайна камней Лепетюхина
 Утро на Песковатке
 Белая балка
 Ледяной туман
 Осеннее тепло
 Осенняя рыбалка на Дону
 Река, вода, гора
 По грязи к скалам
 На песчаном перекате
 Жаркий полдень – плоский свет
 Бросок по Левобережью
 Майский калейдоскоп
 Весенний марафон
 Воскресный день в Гуково
 Мечта сбывается
 Осень на Калитве
 Снежная поездка
 На двух колесах по тракту
 Прямоликие Криворожья
 Мелеховская. Утро туманное...
 Мелеховская. По станице
 Осень среди скал
 Вечерняя прогулка
 Ночь на Чиру
 Каменная балка
 Мелиховская - Пухляковский
 Вёшенская. Лето-2011
 По берегам Калитвы
 На реке, на Быстрой
 Май у Авиловых гор
 Хутор Ленин
 Кости скифа
 Весенняя лихорадка
 Балка Дубовая
 Хутор Богачев
 Лёгкое дыхание зимы
 Просто на память
 Осень в пойменном лесу
 Грибы Донских степей
 Верхний Попов и Дядин
 Балка Западная
 Степная река Кагальник
 Скалы, гроты и красоты
 На древних просторах Подонья
 Волошинский пруд
 Станица Бессергеневская
 Каменская астроблема
 Золотые Горки
 Парамонов — Степной Кут
 Мелиховский юрт
 Парамонов: образцовая улица
 Верхнедонской район
 Большая Белая Круча
 Вот и зима...
 Зимний лес
 Фотоэкстрим +40
 Атаманское лесничество
 Вячеслав — Парамонов
 По балкам и родникам
 Хутор Донской Государев
 По каналам Левбердона
 К истоку Аксайки
 Туманы реки Калитвы
 Лысогорка в мае
 Мусорный ветер
 Весна Сухого Несветая
 Степь да степь кругом
 Выезд на грани весны
 Три Брата и Шар желаний
 Кагальницкие плавни
 Рыба горячего копчения
 Синий курган
 Рождественские катания
 Городищенская лесная дача
 Жемчужина Северского Донца
 Донбасский коктейль
 Да, скифы мы...
 Остров Куркин
 Галопом по Калитве
 Раздорские склоны. Ч.3
 Раздорские склоны. Ч.2
 Раздорские склоны. Ч.1
 В тоннелях Большого Лога
 Фотоэкстрим
 О камнях и не только... Ч.2
 О камнях и не только... Ч.1
 Тайны горы Городище
 Верхний Дон: от М до М
 Каменный
 Кундрюченский анабазис
 Вброд и вперёд!
 Дорога в никуда
 Морская — Мержаново
 Рыбалка на Верхнем Дону
 Три дня вдоль Тузлова
 На склонах Мержаново
 Фидер за третьей косой
 Затерянный мир
 Большой Камень
 Прогулка по Белому Каньону
 Другая гора Городище
 Донец. Рыбалка в октябре
 За судаком и щукой
 Река Сухая
 Каменное поле - отгадки
 По следам метеорита
 Дикий мир Моря
 Типичные кучугуры
 Гребля и Море
 Владимировский карьер
 Большая Излучина Дона
 Загадки каменного поля
 Дикие камни горы Городище
 Белая Калитва. Две Сестры
 Белая Калитва. Пигарька
 Вдоль Дона на велосипеде
 Ростовский Стоунхендж
 Лучшая осенняя рыбалка
 Аксай. Таможенная застава
 Старочеркасск. Ратная церковь
 Старочеркасск. Колокольня
 В ноябре под Багаевкой. Ч.1
 В ноябре под Багаевкой. Ч.2
 Старочеркасск. Собор
 Ночь на Дону
 В Манычскую за рыбцом
 Вёшенские хождения
 Вёшенская. Часть 3
 Вёшенская. Часть 2.
 Вёшенская. Часть 1.
 Крынка
 Путешествие в Багаевку
 Путешествие в Лысогорку
 Богудония
 Кобякова балка
 Прогулка по Зелёному острову


 История Донского края
 
   Новости археологии  
М. Крайсветный. Элементы культуры северокавказских народов в культуре донского казачества

Возрождение казачества повлекло за собой повышенный интерес к его истории. Наиболее спорным и интересным был и остается вопрос о его происхождении, о начальном моменте возникновения и о том, кто был родоначальником данного явления. Эти гипотезы можно объединить в две значительные группы: тюркскую и славянскую, к последней примыкают и «броднические» теории. Казалось бы, что невозможность точного и достоверного установления первоначального этапа возникновения казачества снимает данный вопрос с повестки дня, и как замечают авторы работы «Казачий Дон: очерки истории»: «…можно выдвигать самые различные гипотезы относительно первоначального ядра, но дело это неблагодарное, в связи с недостаточным количеством исторического материала. Наука же должна основываться исключительно на достоверных фактах» [Скорик А.П., Р.Г. Тикиджьян, 1995].

Эта мысль выдвигается одним из авторов и позднее [Скорик А.П., Озеров А.А., 2005, с.79]. Такой подход к проблеме является, по сути, предупреждением о нежелательности выяснения первоначального этапа становления казачества, о его бессмысленности. Получается странная картина – нас уговаривают в том, что существующее определенное явление – казачество, должно просто констатироваться, как оно есть; существующие гипотезы исчерпали весь исторический материал и вполне объясняют его происхождение и нечего лезть глубже. В связи с этим остается только немного дополнять их нововыявленными фактами, но не пересматривать основы. И, как правило, большинство исследователей данной проблемы склоняются к существующим «общепризнанным» гипотезам, лишь пытаясь внести в них свою лепту.

Но возникает одно маленькое недоразумение: почему все многочисленные гипотезы – тюркские и славянские, в любых вариантах, наталкиваются на несогласие самих казаков видеть своими предками представителей этих народов. Получается, что историки на протяжении столетий изо всех сил пытаются убедить казаков в их славянском или тюркском происхождении, а они упорно дистанцируются от этого родства и считают, что это не так, а что «казаки от казаков ведутся». И я считаю, что это не случайно, и отнюдь не попытка отмежеваться от своих далеких «маргинальных» предков, а твердая убежденность и уверенность в своем ином происхождении, сохранение исторической памяти о своих корнях.

Возможно, что «исторические материалы» (читай – письменные источники) по данной теме действительно недостаточны или исчерпаны, но ведь остаются многочисленные и не менее достоверные и «фактические» археологические и этнологические источники.

Существенным препятствием убедительности общепринятых гипотез происхождения казаков от различных тюркоязычных народов или славян, является то, что при рассмотрении их образа жизни, традиций и обычаев, возникают многочисленные вопросы: как, когда и каким образом, и почему именно в такой форме они появляются и существуют у них? Как правило, большинство исследователей истории казачества вообще игнорируют эти фактические и реальные источники или в лучшем случае констатируют их наличие, выставляя казаков как нечто виртуальное, а не реально существующее явление. Не способствует этому пониманию и многочисленные варианты этимологического объяснения основного термина - «казак», особенно при общепризнанной семантике – «свободный, вольный». Сложность объяснения возникновения тех или иных традиций и обычаев у не имеющих их народов, необходимость заимствования иноязычных терминов или навязывание весьма гипотетичных предположений (бродническая гипотеза) – все это убеждает в искусственном происхождении славяно-тюркских гипотез возникновения казачества. Однако я считаю, что в исторической литературе имеются гипотезы о происхождении казачества, не требующие надуманных объяснений и приводящие в соответствие все основные моменты: образ жизни, традиции и обычаи, этимологию термина, мнение самих казаков, исторические и археологические данные – это гипотезы, в основе которых лежит черкесское происхождение.

Несомненно, что в формировании казачества принимали участие представители многих народов, но в тоже время прослеживается явно преобладающее влияние одного конкретного народа – адыгов (черкесов), с чем вполне согласуется и мнение самих казаков по этому поводу и этнологические и археологические данные.

Можно отметить, что черкесские (адыгские) гипотезы происхождения казаков - одни из первых в исторических описаниях, но до настоящего времени не завоевали общего признания. Возможно, это связано с тем, что ни Г.З. Байер [Байер Г.З., 1782], ни В.Н. Татищев [Татищев В.Н., 1979], ни Н.М. Карамзин [Карамзин Н.М., 1989], ни К. Кох [Кох К., 1974] и ряд других авторов, не объяснили, почему они так считают.

А. Ригельман, говоря, о незнании казаками «о себе прямого начала», все же приводит мнение их самих о своих корнях: «… будто б они от некоих вольных людей, а более от Черкес и Горских народов, взялися, и для того считают себя природою не от Московских людей, и думают заподлинно только обрусевши, живучи при России, а не Русскими людьми быть. И по такому их воображению никогда себя Московскими не именуют, ни же любят, кто их Москалем назовет, и отвечают на то, что «Я, де, не Москаль, но Русской, и то по закону и вере Православной, а не по природе» [Ригельман А.И., 1992].

Я думаю, что казаки прекрасно знали свои кавказские корни, и им незачем было «облагораживать» свое происхождение или отмежеваться от своих маргинальных (славянских) предков за счет черкесов, как это считает Н. А. Миннинков [Миннинков Н.А., 1992]. Очень удивительно предположение В.Н. Королева, считающего, что казакам «внушали мысль об их черкесском происхождении» [Королев В.Н., ].

Для того чтобы рассмотреть вопрос имеются ли основания у донских казаков считать себя «от Черкес и Горских народов», приведем описание некоего народа обитающего на юге, в Азово-Черноморском регионе.

Это общество вольнолюбивых, лично свободных и равноправных граждан, проживающих на определенной территории в недалекий исторический период. Высшим законодательным органом власти является народное Собрание всех членов общества. Каждый участник является полноправным членом такого Собрания с правом голоса по всем жизненно важным вопросам (политическим, социально-экономическим, судебным и т.д.). Для руководства обществом или каким-то мероприятием (походом, набегом) Собрание избирает специального руководителя на определенный срок или до окончания намеченного мероприятия и несущего полную ответственность перед Собранием (обществом). После окончания которых, полномочия руководителя слагаются и он возвращается в общество рядовым членом. При избрании на должность не учитываются ни происхождение, ни социально-экономическое положение, а только личные качества кандидата, способствующие, по мнению Собрания, решению поставленных задач. Практически любой член общества может быть избран на любую, в т.ч. и высшую должность. Символом власти является специальный жезл. В помощь руководителю избираются два помощника контролирующие выполнение его указаний. Также всенародно избираются и все остальные должностные лица, вплоть до священников. После избрания руководителя все члены общества добровольно и беспрекословно подчиняются его указаниям. При нанесении вреда обществу во время исполнения своих обязанностей, руководитель может быть досрочно освобожден и даже наказан. Собрание является и высшим судебным органом. Принцип выборности существует и на местах (в отдельных поселениях).

Общество открытого типа, принимающее всех желающих независимо от социального положения и происхождения. Требования к кандидатам – не нарушать установившиеся правила и не вредить обществу. Всем членам в т.ч. и новопринятым, общество гарантирует не только юридическую защиту, руководствуясь принципом: «От нас выдачи нет», но и социально-экономическую, не допуская обнищания своих членов. Незначительно провинившихся членов общества наказывали штрафом, а за тяжкие преступления могли казнить – обездвиженного преступника топили в воде.

Общество в значительной степени военизировано, что объясняется наличием постоянной внешней угрозой. Все члены общества великолепные воины, не имеющие равных по отваге, храбрости, умению владеть оружием и т.д. Превыше всего ценят оружие и коня. Великолепные виртуозные всадники с уникальной тренировкой лошадей. Будучи свободолюбивыми могут наниматься на службу, становясь преданными и верными нанимателю воинами, за что часто используются в качестве телохранителей или гвардии. Средства к существованию добывают набегами и разбоями, хотя зачастую эти набеги совершаются ради славы, а не материальной выгоды. Предпочитают захватывать пленных, которых впоследствии продают или обменивают. Основные противники – ногайцы, крымские татары или турки.

Изумительные мореходы и пираты, прекрасно знающие акваторию Азовского и Черного морей и примыкающих речных систем. Свободно плавают через открытое море, предпочитая для набегов турецкие и крымские берега. Любят нападать на турецкие корабли. Класс судов – река-море, тип – биростральный, т.е. имеют два носа, что не требует разворота судна, с парусным и весельным вооружением. Поверх бортов дополнительно прикрываются досками или пучками камыша, чем обеспечивается дополнительная защита и остойчивость.

При рождении сына дарят ему оружие, с малых лет приучают в совершенстве владеть оружием и конем. Имеют специальный воинский язык, непонятный для непосвященных. Головной убор играет особую значимую роль. На поминках производится джигитовка и стрельба. Часто хоронили не на кладбище, а во дворе своей усадьбы.

Великолепные охотники, скотоводы, рыбаки, садоводы и виноградари. Имея садовые сорта груш, почитают мелкую грушу – дичку.

Имеют своеобразную архитектуру, при необходимости строят дома на склонах. Дома турлучного типа. При возможности, при застройке поселения, предпочитают не сплошную застройку, а хуторскую. Ограда усадеб и поселений делается из плетней засыпанных землей.

Гостеприимство – «первейший народный обычай».

Христиане с сильными пережитками язычества, священнослужителей выбирают из своей среды. Из святых отдают предпочтение Пресвятой Богородице (Деве Марии).

Женщины имеют высокое положение и почетное отношение, и могут принимать участие в сражениях вместе с мужчинами.

При попытке захвата и порабощения отчаянно сопротивляются, при невозможности победить предпочитают уйти с родины, но не покориться.


В этом довольно кратком описании, а его можно значительно продолжить, намеренно опущено упоминание о языке. Если упомянуть русский язык, то все, кто занимается историей казачества, признают в этом народе казаков. Но если сказать, что язык адыгский, многие ли признают в этом описании адыгов? А ведь все вышеупомянутое относится к адыгам. Этнонимом «адыги» я называю автохтонное население Северо-Западного Кавказа и покрывающий отдельные народы, в т.ч. современных кабардинцев и черкесов, известное в различные исторические периоды как: меоты, касоги, черкасы, черкесы. Речь идет об одних и тех же народах.

Подобное сходство в образе жизни позволяет говорить не о каких-то заимствованиях друг от друга, а о практически полном тождестве и единстве происхождения. Конечно, отдельные моменты можно найти у многих народов, но совпадение всех основных составляющих, таких как: общественно-политическая система, воинственность, мореходство, наездничество, воинские навыки и многое другое свидетельствует о единых корнях.

Высший законодательный орган власти у казаков – Круг, имеет прямую аналогию с адыгским народным законодательным собранием – Хасой, особенно у западных адыгов – «демократических племен» шапсугов, натухаевцев и абадзехов. Функции, механизмы и регламент этих Собраний совпадают до мелочей. У других адыгских «аристократических» народов, в т.ч. кабардинцев и черкесов - Хаса была уже не общенародным, а сословно-представительским органом власти. Демократическая форма правления существовала у западнокавказских адыгов вплоть до 1864 года [Кажаров В.Х., 1992]. Кроме этих двух моментов, все остальные приведенные в описании общеадыгские.

Я считаю, что адыгское название народного собрания «Хаса/хасэ», является этимоном термина «казак», у адыгов «хасак – идущий на хасу»*) или «член хасы», что семантически означает «свободный, вольный человек», т.к. членом Хасы мог быть только лично свободный член общества.

Для этих же племен, живших по побережью Черного и Азовского морей, характерны мореходство, в т.ч. и пиратство, и рыболовство. Мореходные навыки казаков в деталях совпадают с адыгскими, а учитывая безусловное сходство судов, можно говорить об их едином происхождении и преемственности от адыгов.

Когда о казаках говорят как о высокопрофессиональных воинах и «степных рыцарях», имеет смысл обратиться к адыгской традиции наездничества и «рыцарскому кодексу» - уэркъыгъэ. Вообще обращение к адыгскому морально-правовому кодексу – «адыгэ хабзэ», во многом, если не во всем, способствует пониманию казачества как социально-исторического явления, дает ответы, откуда и почему у казаков существуют те или иные элементы культуры.

Вообще, непонятное пренебрежение и игнорирование «черкесской» гипотезы происхождения казачества заводит в тупик и заставляет все более усложнять данную проблему.

Учитывая безусловную полиэтничность более позднего казачества с явным преобладанием славянского этноса и значительную роль тюркских народов, можно сказать, что на эти кавказские корни была сделана «прививка», сохранившая все лучшие свойства. Влияние кавказских корней было настолько мощным и действенным, что даже в XVIII веке казаки, являющиеся русскими по своему этническому происхождению, отказываются от своего генетического родства и заявляют, что они «от Черкес и Горских народов».

Для того чтобы отказаться от своего кровного родства необходимо, чтобы чужой образ жизни был намного привлекательнее собственного и превосходил его. Причем необходимо и весьма продолжительное время для полного ознакомления с ним и добровольная убежденность в правильности выбора.

Чем же могла привлекать совершенно чужая жизнь многочисленных выходцев с Руси, кочевнического Востока и иных стран? Это, прежде всего тем, что адыгам удалось создать совершено уникальный тип общества, основанного на определенном социально-политическом базисе, базирующегося на высоконравственных, морально-этических принципах формирования личности, поощряющего и фиксирующего гармоничное взаимоотношение Человек – Общество. В отличие от многих окружающих их народов с развитыми феодальными отношениями, адыги находились еще на стадии характерной для «военной демократии». В силу этого у них продолжали существовать демократические формы правления и вытекающее из этого равноправие всех членов общества. В условиях усиления феодальной зависимости естественным желанием человека становилось желание быть свободным и независимым, самому строить свою судьбу, самому планировать дальнейшее существование, не завися от чьего-то произвола. Мало того, адыгское общество давало возможность принимать личное участие в решении всех социально-политических, экономических и судебных вопросов, а, кроме того, любой член общества мог быть избран на любую руководящую должность. Такая реальная возможность естественно привлекала многих беглецов из окружающих земель. А, учитывая несомненную пассионарность полиэтнических беглецов, это было, пожалуй, единственной возможностью для самореализации. Похоже, что адыгское общество было единственным, которое позволяло своим членам самим устанавливать свой общественный статус. Платой за все было верное служение обществу.

Где и когда могли произойти длительные контакты славян и адыгов? Существование Тмутараканского княжества и сосуществование в непосредственном контакте славян и адыгов, давало возможность ознакомиться с их образом жизни, но в силу ряда причин, это вряд ли могло привести к фундаментальным изменениям этнопсихологии славян и становлению казачества. Заслуга княжества заключается в ином, оно активно способствовало привлечению адыгов на Русь, что конечно сыграло свою роль в распространении знаний об адыгском обществе.

Но наиболее тесные и длительные контакты славян и северокавказских народов имели место на Дону. Вообще, начиная с эпохи поздней бронзы и даже еще раньше, Дон нельзя рассматривать в отрыве от Северного Кавказа. Это единая территория, охваченная одними и теми же этноисторическими процессами.

Бесспорное присутствие северокавказского населения на Дону фиксируется письменными и археологическими данными с конца I в. до н.э. Об этом свидетельствуют меотские (протоадыгские) поселения, исследованные в низовьях Дона. Жизнь на них продолжалась до конца IV, а скорее и до V в. н.э. Существующая до VIII века лакуна, т.е. отсутствие поселений, не может служить доказательством отсутствия здесь остаточного населения. Вероятнее всего, что количество местного населения в результате гуннского нашествия резко уменьшилось, но не исчезло полностью. Скорее всего, изменилась топология размещения небольших поселков (хуторского типа) и их надо искать на островах и в байрачно-береговой полосе. Кстати, этот момент помогает понять, почему низовые казаки считают себя более древними, чем верховые.

Вторая и более мощная волна северокавказских переселенцев на Дон, по моему мнению, приходится на раннесредневековый период, когда территория Подонья входила в состав Хазарского каганата, т.е. в VIII-X вв. Наличие огромного количества поселений, т.н. «салтово-маяцкой культуры», охватывают всю территорию Подонья, включая верховья Дона и Северский Донец. По Донцу и в верховьях Дона археологически локализуются аланские племена (предки современных осетин). На остальной территории, как принято считать, обитают кочевые болгарские (тюркоязычные) племена, создавшие три (!) варианта культуры. Я считаю, что роль болгар несколько преувеличена. Скорее всего, вместе с болгарами, имело место значительное переселение на Дон адыгских племен, известных под именем касогов. Их присутствие здесь фиксируется археологическими материалами. Однако, я считаю, что их роль сильно приуменьшена. Все исследователи упускают один немаловажный момент в античной и раннесредневековой истории Дона. Это вопрос о том, кто занимался речными и морскими грузоперевозками в эти периоды. Единственными мореходами-речниками в данном регионе были народы, оседло и постоянно проживающие на Азово-Черноморском побережье и примыкающей речной системе, т.е. адыги/касоги. Кроме того, их предки обитали на Дону еще в античный период, и их потомки должны были быть заинтересованы в возвращении на эти земли.

В этот период здесь и происходит основное знакомство славян с адыгской культурой. Славяне начинают проникать в Подонье с VIII века, вначале эти контакты фиксируются в верховьях Дона и Донца, а затем опускаются к югу. Совместное и длительное сосуществование, несомненно, приводило к ознакомлению со всеми сторонами жизни соседей и их сравнению.

Количественное увеличение славянского населения на Дону связано с разгромом князем Святославом Хазарского каганата. Здесь возникает значительное количество славянских поселений, которые продолжают существовать вплоть до XII века, а возможно и позднее. Разгром Святославом хазар не означает, что было уничтожено все население. Наверняка, значительно уменьшившись, здесь все таки оставалось остаточное население, в т.ч. и северокавказское. Об этом свидетельствуют письменные источники. Гильом Рубрук отмечает наличие алан на Дону еще в начале XIII века.

После ухода славян с Дона в начале XII века, здесь вероятно продолжают обитать немногочисленные группы остаточного населения, которое уже, возможно, было смешанным. При этом влияние касогов/адыгов было доминирующим. По моему мнению, это и есть первоначальный момент зарождения казачества, становление его ядра. Уход славян с Дона сохранил у них знания о народах, населявших Дон. Образ жизни касогов оказался настолько привлекательным для славян, что позднее они предпочитают уходить сюда, несмотря на все опасности. Постепенное, капельное проникновение на Дон славян, прекрасно знающих, куда и зачем они бегут, со временем превращается в поток. Результатом становится замена тюркского языка на русский. Пришельцы полностью перенимают образ жизни местного адыгского населения и начинают самоидентифицировать себя как касоги, т.е. казаки.

Знакомство различных тюркоязычных кочевых народов с адыгским образом жизни происходило постоянно, т.к. территории расселения адыгских народов, кроме гор, находились в зоне их интересов. Вероятно, для пассионарных личностей сравнение образа жизни зачастую проводило к пониманию превосходства демократического общества адыгов над своими феодальными отношениями, и реальная возможность самореализации служила причиной их бегства из своего общества. Эти же причины были побудительным мотивом и для выходцев из многих других народов. Возможно, что на Дону сложилось более открытое общество, чем непосредственно на Кавказе, что было обусловлено необходимостью для выживания и количественного увеличения населения. Этим и объясняется, что основной поток беженцев приходится именно на Дон.

Несомненно, что все представители различных народов несли с собой свою традиционную культуру и свой менталитет. Но, вероятно, первоначальное численное преобладание носителей адыгского/касожского образа жизни и его более явная приспособленность к существующим условиям, привели к поглощению инокультур, от которых сохранились только отдельные элементы. В результате сравнения мы видим у казаков доминирующую роль культуры северокавказских народов.

Огромной заслугой славян и представителей иных народов является то, что они смогли глубоко воспринять, реализовать и сохранить те лучшие черты, в принципе инородной культуры, которые были переданы им северокавказскими народами. На период средневековья это была лучшая модель гармоничного соотношения Общества и Человека.

К сожалению, дальнейшего развития на Дону эта модель не получила. Войдя в состав Российской империи, была изменена сама сущность явления и из основополагающих ценностей человека Свободы и Независимости, заложенных в подобном обществе, была произведена подмена на воинское служение государству.

_______________________________________________

*)Выражаю огромную признательность М. Емиж за предоставленные сведения.
_______________________________________________

Этот доклад был прочитан на Международной научной конференции «Казачество в южной политике России в Причерноморском регионе» в г. Азове и г. Ростове н/Д, 11-14 октября 2006 г. Тезисы опубликованы в «Казачество в южной политике России в Причкрноморском регионе»: Сборник тезисов (г. Ростов-на-Дону, г. Азов,октябрь 2006 года)/ отв. Редактор Г.Г. Матишов. Ростов н/Д: ООО «ЦВВР», 2006, 127 с.

 

Опубликовано по разрешению автора

 

2006 © Михаил Крайсветный
2012 © Донские Зори, публикация

Возврат


   Памятники Земли Донской — наша история, богатство, гордость  

Владимир Яковлевич Кияшко, кандидат исторических наук, профессор кафедры археологии, истории Древнего мира и Средних веков исторического факультета ЮФУ.
Из предисловия к изданию «Магистраль истории» — Археологические исследования в зоне строительства магистрального газопровода «КС Сохрановка — КС Октябрьская», 2006 г.


География делит бассейн Дона с учетом особенностей рельефа, почв, климата на три характерные части: верхнюю, среднюю и нижнюю. Верхний Дон зарождается и течет по лесостепной зоне мимо крутых меловых холмов, мимо Лебедяни, Липецка, Воронежа, а вот Средняя и Нижняя части — это наши края, знаменитая Донская излучина, Подонье. На протяжении почти тысячи километров, петляя в живописных берегах, набухая и полнясь от десятков малых и больших притоков, свободно, широко и плавно река стремится к морю.

В целом, для Подонья характерна степь, как географическая зона с мощными черноземами и сплошным травостоем. Однако в древности было достаточно участков и с иными условиями, например, значительными лесными районами, песчаными и каменистыми массивами по Северскому Донцу, заболоченными луговыми почвами, а то и солончаками на левобережье. Такое разнообразие, обилие влаги, растительности всегда способствовало богатству животного мира: бесчисленные птичьи стаи, стада копытных и рыбьи косяки заселяли эти места во все времена.

Речные обрывы и отмели изобиловали доступными и удобными для обработки минералами: кремнем, кварцитом, песчаниками и сланцами. Если к этому добавить меняющийся, но почти всегда мягкий климат, что связано с благоприятным широтным положением края, станет понятно, почему эта территория была удобна, приспособлена для жизни людей, была обитаема с давних эпох.

Постараемся коротко охарактеризовать исторический путь наших земляков-предшественников.

Самые ранние страницы человеческого прошлого уходят вглубь нескольких миллионов лет, и процесс биологического формирования предков лежит за пределами Ростовской области в далеких частях Африки и Азии. Памятники раннего каменного века (палеолита) известны в Закавказье: Армении, Грузии, на юге Дагестана. Природа ставила преграды распространению первых гоминид по земному шару: холод, водные пространства, высокогорья, пустыни отгораживали Европу, Сибирь от уже заселенных южных территорий. И все-таки, используя потепления, малейшие возможности проникновения в новые районы, они продвигались, осваивали благоприятные земли. В этом отношении именно Дон стал своеобразным мостом на пути продвижения древнего населения с юга, поскольку на Западе препятствием служила вытянутая тысячекилометровая цепь Средиземного, Мраморного и Черного морей, а с Востока путь перерезали просторы Каспия, непроходимые пустыни Средней Азии, высокогорья Гималаев, Памира, Тибета. Кавказский коридор вдоль побережий двух морей был одной из редких возможностей преодоления трудностей.

Вот почему находки раннего палеолита есть и на территории нашей области. Они зафиксированы в низовьях Северского Донца, Приазовье, возможно нас ждут и открытия новых местонахождений.

Кусочки грубо оббитых кремней, частицы древесного угля, кости животных — что проку в этих невзрачных остатках? Стоит ли тратить деньги и время на их изучение?

Стоит. По кремневым отщепам, желвакам-нуклеусам и отбойникам можно представить первобытную технику, моделировать навыки и приемы, следовательно, заглянуть в процессы развивающегося мышления у предшественников людей современного типа. Анализы угольков определят с достаточной точностью время горения костров, а кости назовут виды животных, значит охарактеризуют природное окружение полумиллионной давности. Понятно, что утрата такой уникальной информации обеднила бы первобытную историю не только нашего края, но и всего человечества.

Текли тысячелетия, менялась природа, пульсировал климат под воздействием то наступающих, то отступающих ледников. Исчезали одни виды животных, на смену им приходили другие, приспосабливаясь к новым условиям, менялся и человек: развивался, множился, расселялся. Формировались новые отношения, совершенствовались способы охоты, были освоены способы добывания огня, сооружение примитивных жилищ.
Памятников среднего и позднего палеолита на Дону известно намного больше. Можно отметить такую хорошо изученную мустьерскую стоянку как Рожок на берегу Таганрогского залива. Стоянки Каменной Балки в Мясниковском районе и Золотовская в Константиновском вместе с десятками других, относятся к финалу палеолита. Здесь обнаружены уже не просто отщепы и пятна золы, а найдены многие выразительные орудия из камня и кости, прослежены остатки жилищ, хорошо изучена фауна. Кроме поселков, известно немало мест, где проводилась обработка кремня — основного сырья для изготовления орудий, так называемые «мастерские». Все эти памятники 30-15-тысячелетней давности свидетельствуют о достаточно густой заселенности Дона в позднем палеолите.

В мезолите и неолите (14-6 тысячелетия до н.э.) произошли большие перемены. Вначале рядом с человеком появилась собака — первое из прирученных животных. Более совершенные способы охоты и рыболовства, изобретение лука, изменения в технике обработки камня — все это обеспечило процветание на Дону значительного числа первобытных коллективов. В неолите возникают новые формы хозяйства, появляется керамика, вдоль рек и на островах вырастают поселки с настоящими долговременными жилищами. Такие памятники изучены в Матвеево-Курганском, Усть-Донецком, Милютинском и других районах. Некоторые племена уже специализируются на разведении скота и поэтому ведут подвижную жизнь. Многочисленные следы их сезонных стоянок известны на Левобережье, в Веселовском, Песчанокопском районах. Завязываются связи с соседними территориями, происходит обмен сырьем, опытом, готовыми изделиями. Следы этих эпох прослежены буквально на всей территории области.

Но особенно велико в донских степях число памятников энеолита и бронзового веке (5-2 тысячелетия до н.э.). Свидетельство этому - тысячи крупных и малых курганов, хорошо знакомых всем, даже людям далеким от археологии. Большинство этих могильных насыпей появилось именно в это время. Из-за климата, ставшего в эту эпоху более засушливым, многие племена перешли к отгонному скотоводству, освоили пространства открытой степи, стали совершать далекие перекочевки, чему способствовало одомашнивание лошади и изобретение колесного транспорта. Огромные изменения связаны с появлением металлов. Медь и бронза не просто дали нашим предкам более производительные орудия и более губительное оружие. Металлы стали катализатором расслоения общества, стимулировали торговлю, способствовали племенным объединениям, военной активности, далеким миграциям. Особенно тесные связи завязываются с богатым медью Кавказом. В энеолите какая-то часть южного населения продвигается на Дон, возникают поселки со смешанным составом жителей. Можно назвать Ливенцовское, Константиновское, Самсоновское, Раздорское-1 и многие другие поселения. Каждый из этих памятников, каждый курган дают неповторимый материал для изучения этой сложной эпохи: ее материальной культуры, обычаев и обрядов, политических событий и искусства. А сколько неведомого и важного еще хранит земля!

Только одно строительство газопровода «КС Сохрановка - КС Октябрьская» в сезоне 2006 года затронуло десятки объектов рассматриваемой эпохи. Они есть практически на всех участках: энеолитические кремневый клад и керамика на Октябрьском, великолепные отдельные изделия Яблоневой Балки, грунтовой могильник раннего бронзового века на Тузловском-1, курганные погребения катакомбной культуры на курганных могильниках Буденновский и Кургашин, слои поселений поздней бронзы на всех остальных и конечно грандиозный комплекс построек срубной культуры у села Ягод инка. Сколько новых сведений, бесценных для науки источников, новых музейных экспонатов! Страшно подумать, что все это могло погибнуть, если бы не своевременная согласованная работа строителей и археологов.

Неискушенные свидетели раскопок часто задают вопросы «что за люди здесь жили, наши или турки? Почему согнуты скелеты, христиане так не хоронили?» Увы, до появления письменных свидетельств наука может лишь обобщенно говорить об этносах древнего населения, но определения типа «индоевропейцы», или «монголоиды» мало удовлетворяют любопытных.

Письменная история в наших краях начинается с рубежа железного века (VIII век до н.э.). Ассирийские надписи и античные историки говорят о появлении в донских степях воинственных всадников — скифов, об их борьбе с загадочными киммерийцами. В начальную эту эпоху на какое-то время вовсе исчезают поселения. Лишь редкие каменные идолы-стелы, отдельные находки, да курганы свидетельствуют о новой жизни. Зато какие курганы!

Для погребения вождя скифы сооружали сложные конструкции из камня и перекрывали их гигантской земляной насыпью. В могилу помещали драгоценное оружие, украшения, утварь. Богато орнаментированные изделия из золота, серебра, меди привлекали внимание грабителей еще в древности, поэтому большинство комплексов ограблено. Но встречаются исключения. Ростовчанам хорошо известны, например, находки из кургана «Пять Братьев» в дельте Дона. Они сделаны еще в 50-е годы прошлого века и сейчас хранятся в Золотой Кладовой Областного Музея. Рядом с этими курганами, у станицы Елизаветинской в IV веке до н.э. находился крупный укрепленный скифский центр. Менее яркие находки этой эпохи встречаются широко по всей области.

К этому же времени относится появление в дельте Дона греческого населения. Первый из основанных колонистами пунктов находился в районе нынешнего Таганрога, теперь он затоплен водами залива. Греки вошли в состав обитателей упомянутого городища вблизи Елизаветинской, а позднее, в III веке до н.э., построили на коренном берегу город, одноименный реке. «Танаис» — древнее название Дона. Это самый известный крупный античный центр на территории России. К рубежу нашей эры вокруг Танаиса образовались многочисленные мелкие городища эллинизированного населения. Шесть из них теперь находятся в черте нашего города. Этим памятникам и расположенным рядом с ними могильникам постоянно грозит опасность быть окончательно уничтоженными городским строительством.

После скифов, в первые века нашей эры, на Дону обитают многочисленные племена кочевников, известные под собирательным именем сарматы. Их курганы разбросаны по всей территории Ростовской области. Здесь тоже встречаются богатые захоронения знати. В сохранившихся могилах можно встретить предметы из далеких мест: украшения из Средней Азии, раковины и кораллы Индийского океана, янтарь из Прибалтики, ювелирные изделия из Египта и европейских мастерских. Кочевники контактировали с областями, входящими в состав Римской империи, этим и объясняется широкая география погребального инвентаря.

Торговля была развита очень широко. Раскопки каждого античного памятника проливают свет на малоизвестные процессы этой богатой событиями эпохи, а утрата даже одного комплекса - большая потеря для науки.

Период известный как «Великое переселение народов» затронул и территорию Дона. Различные племена: готы, гунны, аланы — разрушили античные центры, упадок Рима привел к политической нестабильности и экономическому спаду в провинциях. От этого времени сохранилось немного находок, тем ценнее каждая из них.

К VIII веку н.э. Подонье вошло в состав обширной Хазарии. Централизация способствует прогрессу. Возникают многочисленные поселения земледельцев, строятся кирпичные и каменные укрепления замков, развивается торговля. Памятники так называемой салтово-маяцкои культуры исчисляются сотнями на всем пространстве Среднего и Нижнего Дона. Среди них есть кочевья, города и селения, могильники и святилища. Некоторые, такие как Саркел или Семикаракорское городище имеют мировую известность, другие помельче и поскромней, но от этого не менее ценны для истории.
Не случайно на всех участках работ по проекту строительства газопровода в этом году встречены интересные объекты этой эпохи. Иногда это просто находки керамики, в двух случаях — святилища, а на поселении Ягодинка-2 — целый комплекс из хозяйственных остатков и могильника. Археологические памятники средневековья на Дону продолжают остатки первых славянских поселений, половецкие погребения, святилища и знаменитые «каменные бабы», татаро-монгольские древности домусульманской эпохи и, наконец, с конца XIII века, материальные свидетельства Золотой Орды. Самым значимым событием для нашего края в это время является возникновение и расцвет такого крупного центра как Азак на месте нынешнего Азова. Его исследованием, спасением культурных ценностей от наступающего городского строительства неутомимо занимаются коллеги из Азовского Музея-Заповедника и значение этих работ трудно переоценить.Там же исследуются остатки торговой колонии генуэзцев Таны — турецкой, а затем русской крепости.

В письменных источниках конца XVI века перечисляются стоящие по Дону казачьи городки, возникшие значительно раньше. Археологическое исследование их велось в Константиновском, Усть-Донецком и других районах области. Малоизвестные эти материалы исключительно важны для нашей истории.

XVIII век — время окончательного политического утверждения России в низовьях Дона. Оно отмечено строительством крепостей, одной из которых была крепость Дмитрия Ростовского, давшая начало нашему городу. Любая новостройка в бывших ее пределах (Кировский район) грозит потерей исторической информации.Есть еще материальные свидетельства Ростова купеческого, а по всей области можно найти страшные следы прокатившихся по степям воин прошедшего века.

Как видите, археологических объектов очень много и строителям сегодня впору сетовать ученым: «где ни начинаем работы, там сразу находят древности». Это не совсем так. Во-первых, есть немало мест, где памятников нет, просто масштабы строек ныне таковы, что неизменно хоть чему-то, да грозят разрушением. В какой-то степени можно формулировать и обратный упрек: «как только памятник, так сразу начинается стройка».

Во-вторых, человечество во все времена стремилось освоить наиболее удобные места, так что совстречаемость археологических объектов и строительных механизмов — не случайность и не чья-то злонамеренность, а печальная закономерность. Как же быть?

Распахнутая Книга Земли — это Книга Истории, которая принадлежит не только нашему поколению. Она — собственность человечества и, одновременно, национальное достояние, гордость государства и радость простого человека, познавшего прошлое. И надо не сетовать на обилие памятников, а переживать по поводу их отсутствия. Наконец, это богатство в прямом и переносном смысле. Археологические материалы востребованы обществом, их изучение, демонстрации на выставках, использование для развития истории имеет не просто художественное, познавательное и воспитательное значения. Зачастую они уникальны и имеют высокую стоимость, что немаловажно для государства. Суммы страховок при вывозе коллекций на зарубежные выставки исчисляют в десятках миллионов рублей. Как можно губить такое богатство?

Но нельзя во имя прошлого законсервировать современность. Не все стройки можно остановить или изменить проекты. Там, где необходимо, единственным, государственным выходом из тупика является открытая, согласованная совместная деятельность археологов и строителей под контролем федеральной власти и Российской-Академии наук. Собственно, такова сегодняшняя практика и успешное проведение работ этого года по проекту строительства магистрального газопровода «КС Сохрановка - КС Октябрьская» дает надежду на развитие подобного сотрудничества во благо всех жителей нашего города, нашего края, округа, России.

Во благо Истории!


   Реклама  

 


   Археология  

Танаис

В VI-V вв. до н.э. в Северном Причерноморье началось расселения греков-колонистов. Их крупнейшие города - Ольвия, Тира, Херсонес, объединившиеся в 480 г. до н.э. в Боспорское царство со столицей в Пантикапее (на месте Керчи), вели оживленную торговлю с центрами Средиземноморья и местным населением. Вывозились хлеб, рыба, кожа, рабы, ввозились вино, оливковое масло, изделия искусства и ремесла. Для расширения торговых связей между античным миром и Приазовьем боспорские греки в начале III веке до н.э. основали в устье Дона г. Танаис.

Изначально город был разделен на две части: восточную, в которой, вероятно, жило местное население, и западную, принадлежавшую эллинам (об этом говорят надписи, выбитые на каменных плитах). Каждая часть города имела свои оборонительные стены. Западная часть представляла собой не имеющие правильной планировки жилые и хозяйственные постройки с изогнутыми каменными стенами, мощеными двориками, извилистыми проулками и была разрушена на рубеже нашей эры карательной экспедицией боспорского царя. В первые века нашей эры жизнь в Танаисе сосредоточилась в восточной части, превращенной в крепость почти квадратной формы с оборонительными стенами, башнями и глубоким рвом. Во II и первой половине III века нашей эры город достиг своего расцвета.

Раскопки свидетельствуют, что его жители занимались скотоводством, рыболовством, земледелием и ремеслами. В домах обнаружены каменные зернотерки, печи для выпечки хлеба, амфоры с мукой, просом, ячменем, пшеницей, рожью, железные мотыги и серпы. Найдены формы для отливки сосудов, украшений и зеркал, глиняная посуда с характерным орнаментом из насечек и налепов, изделия искусных резчиков по камню. Античный географ Страбон называет Танаис самым большим после Пантикапея "торжищем", где заключались сделки между кочевниками и боспорскими греками. В середине III века Танаис был разрушен племенами готского союза. В конце IV века жизнь в городе возобновилась, но былого могущества Танаис не достиг и в начале V века перестал существовать. Сейчас на месте древнего города археологический музей-заповедник.

***
В публикации использованы материалы официального сайта  Администрации Ростовской области donland.ru

Левенцовская крепость

Сооружена в XVII в. до н. э.. Уникальное степное фортификационное сооружение. В основу положен принцип кочевого лагеря, окруженного телегами. Рвы и каменные стены протянулись по дуге с северо-запада на юго-восток от оврага к краю высокой терассы. Рвы выбиты в тырсовой породе в виде отрезков длиной 8-20 метров и расположены как бы в шахматном порядке. Между рвами — узкие проходы, которые в случае опсности позволяли быстро загнать скот внутрь крепости. Двор не был застроен. Вдоль стен крепости были расположеены жилища.

Основали крепость племена северокавказской катакомбной культуры. Крепость существовала в переломную эпоху, когда происходила смена населения в степях Нижнего Дона. Крепость была взята штурмом племенами, отождествляемыми с раннесрубной археологической культурой эпохи поздней бронзы. Во рвах и стенах крепости найдено более тысячи кремневых наконечников стрел. После штурма крепость не возродилась. Территория крепости больше не застраивалась. Пришельцы поселились на низкой надпойменной терассе у реки. Только в скифское время — IV в. до н. э. на дворовой части крепости появились подкурганные захоронения.

***
В публикации использованы материалы пресс-релиза ВООПИиК «Проект «Донская Троя», 2008 г.

Памятники археологии на территории Раздорского этнографического музея-заповедника

Территория, входящая в состав Раздорского этнографического музея-заповедника, включает в себя станицу Раздорскую, хутор Каныгин, хутор Пухляковский, участок реки Дон с поймой и террасами. Природные условия, сложившиеся в этой местности, характеризуются широкой Донской поймой и прилегающими устьевыми участками таких крупных притоков Дона, как Северский Донец и Сал. Такое сочетание было особенно ценно в степной зоне, поскольку обеспечивало обилие топлива в прибрежных пойменных лесах, значительные рыбные запасы, водопой для скота и концентрацию пойменных диких животных. Всё это в совокупности с выгодным географическим положением - перекрёстком водных путей, способствовало обитанию на территории, ныне входящей в состав РЭМЗ, человека с «седой древности». Это доказывают многочисленные материальные свидетельства, оставленные людьми (фрагменты керамики, древние орудия труда, остатки древних поселений и погребений), которые не редко встречаются в станице Раздорской и её окрестностях.

Начальный период археологического изучения истории станицы неразрывно связан с именем известного краеведа Л.Т.Агаркова. Первые археологические находки были сделаны в 1955 году ребятами-краеведами под его руководством. В фондах РЭМЗ сохранились фотографии, которые могут рассказать о работе краеведческой секции, в том числе и о работе любителей древней истории.

На настоящий момент на територии музея-заповедника известны и исследованы следующие археологические памятники:

1) Раздорское I (Красный яр). Неолит-средневековье V тысячелетие до н.э. - X в. н.э.
2) Раздорское II. Докерамичесий неолит VII - V тысячелетие до н.э. Стоянка древних людей
3) Ракушечный яр. Неолит-энеолит VII-III тысячелетие до н.э.
4) Остров Поречный. Эпоха бронзы, ранний железный век и средневековье.

***
Более подробно  с археологическими исследованиями на территории РЭМЗ можно познакомиться на сайте www.razdory-museum.ru или в экспозициях музея.


   Сайты-партнеры  

http://www.south-archaeology.com/

Официальный сервер некоммерческого партнерства ЮЖАРХЕОЛОГИЯ, г. Ростов-на-Дону

http://sarkel.ru

Сайт по истории и археологии с великолепной подборкой статей.

   Новинка!  

Павловская крепость

Павловская крепость


Проект
«Затерянный мир»

историко-этнографический комплекс Затерянный мир

Историко-этнографический комплекс «Затерянный мир», созданный силами специалистов РРОО «Донское археологическое общество», 


Проект
«Донская Троя»

Левенцовская крепость - Донская Троя

Концепция развития экскурсионно-туристической зоны Ливенцовского археологического комплекса


Мы начинаем публикацию
монографии Станислава
Никифоровича Братченко

Левенцовская крепость.
Памятник культуры
бронзового века

Левенцовская крепость - Донская Троя

Впервые в Интернете опубликованы материалы о уникальном памятнике бронзового века, пока ещё существующему на территории города Ростова-на-Дону — Донской Трое — Левенцовской крепости...


На портале опубликована книга
Веры Алексеевны Ларенок

Меотские древности
или рассказ о древних 
жителях Ростова

   Рекомендуем!  

На сайте Старые донские дороги Евграфа Савельева опубликованы уникальные книги, написанные в начале XX века. По широте охваченного материала это исследование о происхождении казаков и об их месте в истории русского народа не имеет себе равных —  ибо это не только изучение трудов древних историков - это так же и повествование очевидца многих событий. Е.П. Савельев сообщает такие подробности об обычаях и преданиях донских казаков начала прошлого века, которые современному читателю будет трудно найти в других источниках.

Кто такие казаки? Потомки беглых крепостных, одно из сословий старой России, как обычно утверждает академическая наука? Или их предки испокон веков жили в тех же самых краях - на Дону, на Кубани?..
Историк казачества, писатель и краевед Евграф Петрович Савельев, привлекая колоссальный по объему фактический материал, со страстью и убежденностью истинного патриота доказывает, что культура казачества во многих своих проявлениях уходит в глубины тысячелетий, что казаки - не случайные пришельцы на своей земле.
------------------
Редакция портала Донские зори рекомендует  данные материалы для внимательного изучения и осмысления...

Все произведения Е.П.Савельева на портале Донские зори публикуются с официального разрешения правообладателей.

   Экскурсии по теме  
  • Сокровища Донских степей

Ростовский областной музей краеведения


  • От древнейших поселений до казачьего городка

Раздорский этнографический музей-заповедник


  • Приазовье в геологическом прошлом
  • Древняя история Приазовья
  • Приазовье в эпоху средневековья

Азовский историко-археологический и палеонтологический музей-заповедник

Реклама: Недорогие http://www.vekm.ru/ вентилируемые фасады. .
История | Археология | Религия | Казачество