История * Тайна Большого Калитвенца Вход
   Статьи по теме  

В.А. Ларенок Меотские древности или рассказ о древних  жителях Ростова

Заселение нижнего Дона и Приазовья от киммерийцев до казачества

Т. A. Скрипник. Амазонки в античной традиции

E.E. Фиалко. Скифские амазонки по письменным и археологическим источникам

Е. П. Савельев. Археологические очерки Дона. Выпуск ІІ-й. Городища дельты Дона. Часть I. Река Танаис

Е. П. Савельев. Амазонки. Глава из книги История казачества с древнейших времен до конца XVIII века. Историческое исследование в трех частях. Часть І. Предки казачества. Из Главы VII.

М. И. Артамонов. Средневековые поселения на Нижнем Дону

В.А. Ларенок, П.А. Ларенок. Некоторые черты погребального обряда некрополя Кобякова городища первых веков н.э.

А. Сидоров. Краткая история донского казачества

Е. П. Савельев. Типы Донских казаков и особенности их говора

М.И. Крайсветный. О роли народов Кавказа в раннем этногенезе донского казачества


   Лента путешествий  

 Без приключений
 Зимнее Провалье
 Елань моей мечты
 Жёлтая река
 У подножья белых гор
 Завтра будет весна
 На границах времён
 Хутор Дубовой. Век спустя
 Новые просторы
 Чудесное Мержаново
 Вдоль Кадамовки
 Сквозь ливни
 По донскому займищу
 В Чертково на кулички
 Пляжный отдых в Цимлянске
 Тайна камней Лепетюхина
 Утро на Песковатке
 Белая балка
 Ледяной туман
 Осеннее тепло
 Осенняя рыбалка на Дону
 Река, вода, гора
 По грязи к скалам
 На песчаном перекате
 Жаркий полдень – плоский свет
 Бросок по Левобережью
 Майский калейдоскоп
 Весенний марафон
 Воскресный день в Гуково
 Мечта сбывается
 Осень на Калитве
 Снежная поездка
 На двух колесах по тракту
 Прямоликие Криворожья
 Мелеховская. Утро туманное...
 Мелеховская. По станице
 Осень среди скал
 Вечерняя прогулка
 Ночь на Чиру
 Каменная балка
 Мелиховская - Пухляковский
 Вёшенская. Лето-2011
 По берегам Калитвы
 На реке, на Быстрой
 Май у Авиловых гор
 Хутор Ленин
 Кости скифа
 Весенняя лихорадка
 Балка Дубовая
 Хутор Богачев
 Лёгкое дыхание зимы
 Просто на память
 Осень в пойменном лесу
 Грибы Донских степей
 Верхний Попов и Дядин
 Балка Западная
 Степная река Кагальник
 Скалы, гроты и красоты
 На древних просторах Подонья
 Волошинский пруд
 Станица Бессергеневская
 Каменская астроблема
 Золотые Горки
 Парамонов — Степной Кут
 Мелиховский юрт
 Парамонов: образцовая улица
 Верхнедонской район
 Большая Белая Круча
 Вот и зима...
 Зимний лес
 Фотоэкстрим +40
 Атаманское лесничество
 Вячеслав — Парамонов
 По балкам и родникам
 Хутор Донской Государев
 По каналам Левбердона
 К истоку Аксайки
 Туманы реки Калитвы
 Лысогорка в мае
 Мусорный ветер
 Весна Сухого Несветая
 Степь да степь кругом
 Выезд на грани весны
 Три Брата и Шар желаний
 Кагальницкие плавни
 Рыба горячего копчения
 Синий курган
 Рождественские катания
 Городищенская лесная дача
 Жемчужина Северского Донца
 Донбасский коктейль
 Да, скифы мы...
 Остров Куркин
 Галопом по Калитве
 Раздорские склоны. Ч.3
 Раздорские склоны. Ч.2
 Раздорские склоны. Ч.1
 В тоннелях Большого Лога
 Фотоэкстрим
 О камнях и не только... Ч.2
 О камнях и не только... Ч.1
 Тайны горы Городище
 Верхний Дон: от М до М
 Каменный
 Кундрюченский анабазис
 Вброд и вперёд!
 Дорога в никуда
 Морская — Мержаново
 Рыбалка на Верхнем Дону
 Три дня вдоль Тузлова
 На склонах Мержаново
 Фидер за третьей косой
 Затерянный мир
 Большой Камень
 Прогулка по Белому Каньону
 Другая гора Городище
 Донец. Рыбалка в октябре
 За судаком и щукой
 Река Сухая
 Каменное поле - отгадки
 По следам метеорита
 Дикий мир Моря
 Типичные кучугуры
 Гребля и Море
 Владимировский карьер
 Большая Излучина Дона
 Загадки каменного поля
 Дикие камни горы Городище
 Белая Калитва. Две Сестры
 Белая Калитва. Пигарька
 Вдоль Дона на велосипеде
 Ростовский Стоунхендж
 Лучшая осенняя рыбалка
 Аксай. Таможенная застава
 Старочеркасск. Ратная церковь
 Старочеркасск. Колокольня
 В ноябре под Багаевкой. Ч.1
 В ноябре под Багаевкой. Ч.2
 Старочеркасск. Собор
 Ночь на Дону
 В Манычскую за рыбцом
 Вёшенские хождения
 Вёшенская. Часть 3
 Вёшенская. Часть 2.
 Вёшенская. Часть 1.
 Крынка
 Путешествие в Багаевку
 Путешествие в Лысогорку
 Богудония
 Кобякова балка
 Прогулка по Зелёному острову


 История Донского края
 
   Татьяна Свинарёва. Тайна Большого Калитвенца  
Глава 1. Буря | Глава 2. Беглые | Глава 3. Гроза | Глава 4. Узелок  | Глава 5. Дуняша | Глава 6. Материнские чувства | Глава 7. Река  | Глава 8. Неожиданная встреча | Глава 9. Наши кони | Глава 10. Загадочный Ящик  | Глава 11. Циркачи | Глава 12. Ерохин | Глава 13. Сватовство
Глава 11

 

Циркачи

 

I

– Ну и мастера, – отваливая проход в лагерь, сказал казак Ерохин. Позади него исходили лаем собаки, беспокоя лошадей.
– Ну не боись, не боись, – проговорил пришлый, видя как настороженно на него смотрят люди. – Свои мы, худо не сделаем. А вот погутарить надо бы.
Их было всего трое. Бравые казаки с нагайками в начищенных сапогах и в кепках с околышами.
– Кто такие? – обратился казак к присутствующим.
– Циркачи мы, – ответил Макар, чуть выехав на коляске вперед.
Ерохин окинул взглядом лагерь.
– А с хлопцем что? – Соня с няней делали ему перевязку.
– Как тебя кличут?
– Сёмка.
– Что с ногами?
– Да сом это, – под пристальным взглядом казака Сёмка не смог соврать.
– Что, на «Лизку» плавал?
– Плавал…
– Ну и что? – служилый заинтересованно посмотрел на паренька.
– Да отколол кусок, – не удержался, чтобы не похвастаться, Сёмка.
– Таки отколол? – интонация вопроса показалась скорее утвердительной. Ерохин был старшим по званию и постарше тех двоих казаков, что стояли неподалеку и с улыбкой поглаживали усы.
– Любо, братец. И где он?
– Да в котомке, – опустил голову Сёмка.
– А котомка? – допытывался Ерохин.
– На голове висит.
– Где?
– Да там! Я хотел еще отколоть, а сом цап за ноги…
Из-за уважения к старшему никто не мог и слова вставить, а Ерохин разговаривал только с Сёмкой.
– Ну и как же ты выбрался?
– Егорша и Алёша вытащили, вместе с сомом.
– Докладывай, – Ерохин властно смотрел в глаза подошедшему Егорше.
– И мы там были, но Сёмка так кричал… и сом очень большой, не до котомки было – под руки его и на берег.
– А Егорша сома топориком по голове, а Соня ему брюхо распорола, – выдохнул Сёмка.
– Ну а сом где?
– Нате, угощайтесь, – няня разломила куски глины и разложила их на белый полушалок, разостланный на телеге.
– Ого, по-походному, вкусно, – казаки с удовольствием перекусили сомятиной. Няня подала взвар. Ерохин выпил и кхекнул, по-казачьи вытирая усы.
– Любо угощеньице.
Гости не торопились. Они присели на сухое дерево – их примеру последовали и «циркачи» кто где стоял – достали кисеты с табаком, угощая всех, закурили.
– Егорша, и ты, Алёша, вижу, вы ребята бравые. Я тут дружину набираю, давай ко мне, ну что это, негоже вам с цирком-то.
– А как же дед Аникей, – и, помедлив, обводя взглядом друзей, – они куда же? – растерялся Егорша. А дед Аникей кивал головой, мол, добро.
– Не робейте, – продолжал Ерохин, – тут недалече три куреня у нас и еще построим. Хутор тут мой будет1, Калитвенский станичный атаман добро дал.
Слушали казака пока что молча.
− Мы эту голову «Лизки» давно заприметили, немало там хлопцев тот сом покоцал.
− Он хотел меня съесть, но я съел его, − осмелел Сёмка, и все дружно засмеялись.
− Там, похоже, у них логово, и икру они на корабле мечут, вот и защищают, − Ерохин поднялся. − Ну, что скажете, хлопцы?
− Я согласен, − Егорша посмотрел на Алёшу, − а ты?
− Я тоже.
− А как же я? − из шалаша вышла Аня и подошла к Егорше.
− Кто это? − спросил Ерохин.
− Моя невеста, − просто сказал Егорша, Аня улыбнулась ему.
− Моя сестра, − в свою очередь ответил Алёша.
− Вот и хорошо, нам нужны молодые семьи. А тебе подыщем невесту из местных.
− А зачем же из местных, − Макар держал за руку стоявшую рядом Соню, − у нас свои есть.
− Ну, батя, вы скажете! − она вырвала из отцовской ладони свою руку и заскочила в шалаш, где поднялась наверх.
Алёша подошел к Макару:
− Дядька Макар, благословите, − и опустился на одно колено.
− Благословляю! − перекрестил тот его и поцеловал в макушку. Алёша встал и пошел в шалаш за Соней.
− Ну вот и ладненько, паренек хорош, − потирал руки Макар.
− А ты Соню спросил? − Михай недовольно посмотрел на него. − Я тоже отец.
− Дядька Михай, благословите и вы, − вступился Егорша.
− Благословите, − попросила и Аня.
− Ну коли так… если Соня не против, то я тоже, − ответил Михай.
− Любо, любо. Мы вас ждем, и не вздумайте бежать, наши дозоры давно за вами наблюдают, и мы примерно ведаем кто вы и что, − Ерохин взял под козырек. − По коням, хлопцы! К ночи ждем. Там три куреня, прямо будете ехать, − он указал направление, − не собьетесь.
Казаки взлетели в седла, свистнули собак и ускакали из лагеря.

II

− Когда это вы сговорились? − дед Аникей удивленно смотрел на молодую пару, а те стояли и, смущаясь, посматривали друг на друга.
− Да мы не сговаривались, дед Аникей.
− Егорша сказал, а я сразу согласилась.
− А ты почему так сказал? − все с любопытством уставились на Егоршу.
− Да понаехали тут, что у них на уме… а она выходит такая, все пялятся на нее… − объяснял Егорша, и, понизив голос, продолжал, − я и сказал, а она согласилась. Точно согласна? − улыбнулся он Ане.
− Да, − ответила она, краснея.
Опять залаяла собака. Вернулся один из казаков.
− Ерохин приказал вас подождать, а то Орешкин переманит. Они только ватагой пронеслись в станицу Каменскую.
− А почём это вы так, кто вперед приманит? − спросил дед Аникей.
− Больше куреней построим, больше землицы займем.
− А что, спор идет?
− Идет, еще какой, − вздохнул казак.
− А как же, службу у атамана несете?
− Несем, за это и жалует он землей. Но ежели что, мы все на сход в станицу, там Батюшка благословит и в поход.
− Без Божьего благословения нельзя, − подъехал Макар. − А что, и мне найдется дело? − обратился он к служилому.
− А то, работы сколько хочешь.
− И хозяйку можно присватать? − не унимался Макар.
Казак смерил его взглядом и не стал обижать.
− А почему ж нельзя, глянем по куреням, может и сыщем кого.
− Ото, гацкий нос, дела! − хмыкнул дед Аникей. − Ты уже и сватаешься.
− А как же! − Макар крутанулся на своей коляске.
− Вы собирайтесь, а ты, Егорша, пошли, давай сплаваем на «Лизку» за котомкой, − казак поглаживал усы.
Макар подъехал ближе.
− Можно сплавать, Егорша, только я буду караулить тебя.
− Ты?!
− Да, я и Соня.
− Собирайтесь.
− Аникей и ты, Алёша, веревку возьмите, да я дело говорю.
− Не надо рисковать, − не хотел Аникей.
− Не пущу! − и Аня схватила Егоршу за рукав.
− Да всё будет ладушки…
− А вы собирайтесь, Миха, Сёмка и Дяба, складывайте всё, − показывал рукой Макар, намекая на сундук.
Все его поняли, но очень испугались за Егоршу. Егорша тоже понял, и ему было неловко показывать, что он спасовал – здесь была Аня, а перед ней показывать слабость ниже его достоинства. Да и удаль молодецкая брала верх.
− Пошлите, − сказал он. И все пошли.
На берегу обвязали Егоршу за пояс веревкой, а другой ее конец держали для подстраховки.
− Плыви, быстро хватай котомку, мы тебя вытянем, − казак держал веревку вместе с остальными.
− Может, я поплыву? − предложил Алёша.
− Нет я, ты тут тяни, − строго сказал Егорша. − Казак, как зовут тебя?
− Миколой, − ответил тот.
− Эх, была не была! − и Егорша повернул в реку и смело поплыл.
Казак ослаблял веревку, Аникей и Алёша были рядом наготове, а Макар и Соня стояли в сторонке и пристально смотрели на реку.
− Сосредоточься, Соня, мы сможем.
Макар надеялся отвадить сома от Егорши гипнозом. Он умел проделывать разные трюки: взглядом заставлял двигаться лошадь с фургоном; однажды остановил даже ватагу охотников с гончими. А сколько раз его дар помогал им просто выжить, когда дети заходили в лавку и воровали булочки или хлеб, а Макар в это время, находясь снаружи, отвлекал булочника. Соня тоже кое-что умела, ей передалось по наследству, и отец многому ее научил, как надо правильно применять свой дар.
На мгновение Соня отвлеклась, глянув на Алёшу.
− Не мельтеши! Загубим парня, − гаркнул на нее Макар. И девушка стала серьезнее вглядываться в поверхность воды.
Вот Егорша доплыл до носовой статуи шхуны, вот снял котомку и повесил себе на шею… и вдруг как-то неловко дернулся и, взмахивая руками, словно старался за что-то уцепиться, ушел под воду. Но через мгновение его макушка замелькала над водой – с берега тянули за веревку. А у самой головы «Лизки» великанский сом бил хвостом, размер которого заставил усомниться, что такая рыба может быть в природе.
Егорша был уже на полпути к берегу, преследования не замечалось, еще чуть-чуть и вот он рядом совсем с берегом… и вдруг огромный сом так близко… но еще усилие – и выхватили Егоршу из воды. А сом чуть не выскочил на берег. Все увидели его огромные глаза и левый ус; он резко повернул вправо и неестественно почти по поверхности воды понесся в сторону корабля и со всего размаха врезался в статую, разбив башку до крови. А голова «Лизки» стала погружаться в воду как-то боком, показывая во всей красе золотые волосы на правом борте, и постепенно скрылась под водой. Только большие хищные рыбины, взбудораженные кровью, хватали и разрывали мертвого сома на куски.

III

На берегу еще долго все стояли в оцепенении от такого зрелища.
− Получилось, получилось! − радовались Макар и Соня.
− Что получилось? − суетился Миколай. − Вы же корабль потопили!
− Гацкий нос… потопили… − дед Аникей приходил в себя от увиденного.
− Ну вы даете! − Алеша был всё еще под впечатлением. Егорша сам отвязывал веревку, а руки дрожали.
− Да он вот так, как вы, был рядом и смотрел глаза в глаза, − рассказывал он Миколаю, стоявшему подле него. − А губами шевелил, словно говорил что-то, как человек, только голова рыбья, и усы шевелятся…
− Что же теперь Ерохину говорить? Это же вся надежа была дружину справить, − чесал затылок казак.
Егорша достал кусок золота и протянул его Миколаю:
− На вот, бери, отдашь Ерохину. Да бери вместе с котомкой, − и положил отколыш обратно в сумку.
− Да постой ты, Егорша, − подъехал Макар, − дай хоть полюбоваться.
Золото пошло по рукам, всем хотелось его потрогать, узнать насколько оно тяжелое.
− И что мне казаки скажут… − Миколай был расстроен не на шутку.
− А ты на что шел-то? Да кабы не мы с Сонькой, сом Егоршу покоцал бы. Просил котомку – вот тебе котомка! − разошелся на казака Макар. − Кто ж его знал-то, что он потонет. Ну и плыл бы себе вглубь, а он в корабль втюрился.
Батя крутился на коляске по кругу, будто призывая на помощь, может хоть кто-то слово вставит.
− Макар, гацкий нос, мы прямо все оробели, ты не перестаешь удивлять.
Дед Аникей уже полностью пришел в себя и старался разрядить ситуацию.
− И что, яма там глубокая? − спросил он.
− Там темная дыра, − вступил в разговор Алёша. Егорша потупился и молчал, только вздыхал, потрясенный происшедшим.
− А корабль, наверно, на мель сел носовой частью, − объяснял дальше Алё ша, − а сам он в глубине.
− Теперь и весь вглубь ушел, − Миколай держал котомку. − Как теперь докладывать Ерохину, в жисть не поверит, что это вы взглядом его повернули.
Макар буркнул что-то в усы и пристально стал смотреть на Соню, стоявшую к нему спиной. И вдруг она ни с того, ни с сего пошла выделывать танцевальные коленца. Мужики засмотрелись на нее. Но Соня спохватилась, резко остановилась и крикнула:
− Ну, батя, хватит уже!
А Миколай, опомнившись, пробурчал:
− Этим вы Ерохина не проймете. Как бы не заставил еще вглубь нырять. Тогда не попляшете.
− И как теперь нам быть? − спросил дед Аникей.
− Чудится Ерохину, что вы еще что-то с корабля достали, − Миколай смотрел на всех таким взглядом, как будто сверлил.
− Ото второй Макар! − попытался пошутить Аникей, чем всерьез рассердил казака.
− Да вы смотрите у меня, − погрозил он нагайкой, − больно вы шустрые, как я погляжу. Если сдвинули корабль, может и выдвинуть смогёте.
− Нет, − просто сказал Макар, − выдвинуть не «смогём», сквозь воду не получится, далеко очень и глубина большая.
− Боюсь, порубают вас казаки за это, − всё сильнее стращал Миколай.
− Да за что? − на лице Аникея отразилось недоумение.
− За чудеса! − Миколай перешел на крик. − Не от Бога всё это!
Наступило молчание, спорить больше не хотелось никому. Алёша с Соней переглядывались. У Сони был виноватый взгляд, она переживала, что невольно навлекла на всех беду. Алёша волновался, что ей приходится терпеть все выходки отца.
С другого берега донеслись возгласы, чередующиеся со свистом, собачий лай, топот копыт.
− Орешкинцы своей ватагой из станицы вертаются, тихо вы тут, − шикнул на всех Миколай. Чуть подождали и шум стих.
− Давайте собираться да побойчей, а то эти точно порубают. Они тоже охочие были до корабля.
Заторопились в лагерь. Соня принялась подталкивать коляску Бати, Алёша стал ей помогать. «А хорошо ходить в невестах», − подумала она с улыбкой. Остальные шли позади них.
− И откуда он тут взялся? − пробормотал сумрачный Егорша.
− Кто? − спросил Миколай.
− Да корабль…
− Старые ведают, сто лет назад сильные дожди были, лет шесть подряд, вся волость под водой была. Вот его и прибило в бурю к нашему берегу с Азова будто и тут швыряло туда-сюда. Грозой мачту сбило и погибли все, − рассказывал Миколай, идя рядом с Аникеем и Егоршей. − За то время, что он там, столько всего наслагали: и золотом был набит, и камнями дорогими, и Дева там на корабле живая была с хвостом – вроде видели ее. Но я сам не видел, а что говорят, так это со страху. А вот с Груцинов парень остался без ноги − тоже золота захотел, а сом и оттяпал. Но много брешут, а паники много тот сом наводит. А теперь хватятся, а «Лизки» нет, вот шуму будет… верно вам гутарю. Так что, теперь самому Атаману повиниться надо бы, а то и Ерохин вас не спасет.
Аникей и Егорша молча обдумывали сложившееся положение, а выхода не находили, всё запуталось.
− Бежали с верфей, а тут встряли, − вздыхал Аникей, − и детей не найду, и сгину нипочем…
«Только с Аней наладилось, а тут это! − думал Егорша. − Да не надо мне этого сундука, только бы с Аней вместе быть…»
− Что делать будем? − прервав паузу, спросил Макар. Соня с Алёшей справно катили его коляску, чуть обгоняя спутников.
− Как вы, батя, скажете.
Алёша специально назвал Юрова батей, вверяя ему свою судьбу, решив, что без Сони не видать ему счастья. Как Макар решит, так тому и быть. Было понятно, что речь идет о сундуке, хотя вслух не говорилось.
− А ты, Соня?
− Я, как Алёша, − этим ответом девушка дала ответ на предложение Алёши, и согласилась с отцом – как он поступит с ящиком, она не будет против.
− Как всегда, решать мне, − фыркнул Макар в пушистые усы. − Да ужель я вам вражина какой, чтоб вас всех губить? Да я за вас всем глотку перегрызу! − он схватился за колеса коляски и ловко крутанулся на одном месте. − Эх, была не была!
− Что ты крутишься, небось еще что-то замышляешь, − подошел Миколай, − вот побачишь у меня…
− Да нет, − тихо ответил Макар. Алёша и Соня стали толкать его дальше.

IV

А в лагере кипела работа. Дяба ремонтировал телегу, Миха с Сёмкой ему помогали. Фургон стоял наготове. В нем спрятали сундук: заложили так, чтобы не сразу бросался в глаза.
Четыре лошади съели всю траву в лагере и объели все листья на кустах и деревьях вокруг. Они хотели пить и ржали недовольно, их еще не запрягали. Алёша и Соня взялись напоить животину, за ними увязался Сёмка, но Миколай им не доверял и пошел следом, чтобы напоить и своего коня. И не зря – по склону, приближаясь к ним, ехала телега.
− Это Орешковцы до Ерохина едут.
В телеге было двое казаков.
− Да это Брицины Иван со Степаном, − узнал служилых Миколай.
− Здорово дневали! − зычно поздоровались те.
− И вам так же! − Миколай приветственно снял фуражку.
− Сам-то Ерохин в куренях будет? − спросил Иван, приостанавливая телегу.
− Да должон…
− А это кто же? − указывая на Алёшу, поинтересовался Степан.
− Брательник мой с жинкой, − соврал Миколай, чтоб меньше было вопросов.
− И откель это они пожаловали?
− С Глубокой Пиховки.
− На гости или насовсем? − не отставал Степан.
Алёша остановился возле телеги, а Соня с братом повели коней поить.
− Добрые кони, нагдысь, видели вон тех двух, в сухой балке паслись, − не унимался всё тот же Степан.
− Да это наши.
− А что же в балке?
− Там травы много… − ляпнул Алёша, но заметил, что ему моргает Миколай. − Да… с бабой мы там закувыркались, − перейдя на шепот, добавил он.
− Га-га-га! − заржали казаки. − Но, трогай! − и поехали дальше.
− Браво, выкрутился, − похвалил его Миколай, спускаясь к воде поить своего коня. Напоил и повернул назад, шустро догоняя остальных. − А теперь побойчей, а то вернутся, − поторапливал он их.
В лагере быстро запрягли Маньку и Воронка в телегу. Молодой жеребец раньше не ходил в упряжи, и теперь не стоял смирно, так и кидался в сторону. Фургон уже покинул стоянку, а телега всё не трогалась с места. Дяба и так, и эдак, не идут и всё тут. Вернулся Миколай на своем гнедом, покрутился перед кобылой и Манька пошла за ним, силой увлекая за собой Воронка.
− Едем, а куда? − спросил у Макара Сёмка. Фургоном управлял Алёша, у Михи еще болело плечо.
− В новую жизнь, − задумчиво произнес Батя. − Вон они как стелют, а как спать придется, там будет видно. Но ты, Сёмка, не унывай, хороший довесок мы с собой везем. Хотя сами не знаем, что в нем, − усмехнулся он в усы.
− Неужто отдадим? − удивился малой.
− Да, похоже, придется. Микола нас у речки так застращал, что, ежели не отдадим, шашками порубают.
− А они почем дознали?
− Просто кумекают наобум.
− И всё?
− И всё. А что мало, коли шашками? Да и корабль-то в глубину ушел.
− А вы не брешете?
− Во! Отец и брешет! − Макар сердито глянул на парня. − И у кого ты набрался такого.
− И как же он затонул? − пропустил замечание мимо ушей Сёмка.
− Похоже, мы с Соней потопили.
− Точно, батя, брешете.
− Нет, Сёмка, правда, − подтвердил Алёша, повернув к ним голову. − Вот потому Микола и грозит шашками.
− Что же мы сами-то едем?
− Деваться нам некуда, вот и едем сами. Обложили нас они со всех сторон.
− Вот и гацкий нос! − вспомнил Сёмка красное словцо деда Аникея. − А я не дамся, чтобы меня шашкой…
Но тут их догнал Миколай, и они смолкли.
− Алёша, пристань, что там впереди? − казак показывал на мелькающие светлые рубашонки. − Дети маячат, давай ближе подъедем, − сказал он и поскакал вперед, а за ним Алёша на фургоне и Дяба на телеге.
− Дядьку, помогите, мамка совсем вбилась, − растирая кулачками по щекам слёзы, жалобно лепетал хлопчик лет семи. Рядом стояла девочка помладше его и молча зыркала черными глазами из-под сбившейся косынки. Под низкой веткой маслины у самой дороги лежала женщина с закрытыми глазами, слабо постанывая, у нее был огромный живот.
− На сносях, − дед Аникей подошел к ней и положил под голову жакетку, а няня Оля, не усидевшая безразлично в телеге, сбрызнула ее водой из кубышки, которую подал Миколай.
− Кто такие? − обратился он к хлопчику.
− Батю казаки порубали…
− Это когдась? − Миколай нагайкой приподнял козырек фуражки.
− Нагдысь, мы с ночи идем… а мамке совсем худо и вбилась! − завопил мальчишка, а следом за ним и девочка.
− А ну смолкли! − прикрикнул на детей Миколай. − И докладывай по порядку.
Ребятишки притихли.
− Ну, откуда идете?
− Груцыновские батю порубали…
− За что?! − не сдержался дед Аникей.
Мужики обступили мальцов, а бабы приводили в чувство их беспамятную мать.
− Шашками, шашками… − пропищал мальчик и опять громко заплакал. В глазенках детей застыл страх, и взгляды их были, как у волчат. А женщина наконец очнулась, открыла глаза. Няня спросила как ее имя.
− Пелагея.
− Кто такие? − не медля, подошел к ней ближе Миколай.
− Домой иду, в станицу, − прошептала женщина.
− А чьих будете?
− Якушиных, деда Григория.
− О! − и Миколай присвистнул. − Так, давайте ее на телегу.
Никто не перечил и уже не удивлялся, что чужинец всё решает за них. Беременную осторожно перенесли в повозку, уложили, детей посадили рядом и поехали. Егорша, Аня и дед Аникей пошли следом за телегой.
− Туточки уже близко, − предупредил их Миколай.
Шли минут двадцать и увидели хутор.
− Да тут паны живут, − удивился Аникей, оглядывая поселение.
− Ерохин так и есть, − Миколай держался поблизости, будто конвоир.
− А вы как же?
− Не, я не пан, я в дружине.
− И курень свой есть?
− А как же, и баба, и дети − всё как положено казаку.
По правую сторону был скотный двор, огороженный высоким плетнем, дальше располагались амбары, конюшни, каменка; а по левую − десятка два куреней в два ряда, крытые соломой обнесенные плетнями, в садах на молодых яблоньках краснели поздние яблоки.
Панский курень стоял особо. Выделяли его резные окна и крыльцо, на высоком фундаменте он был выше других куреней. Дальше по улице, ближе к реке, виднелось несколько недостроенных куреней, рядом сох налепленный саман2.
Миколай, скакавший перед фургоном, нагайкой указал, что ехать надо к конюшне.
− Принимай, я до Ерохина − махнул он пожилому казаку, который вышел им навстречу из ближайшего куреня. − Ждите на скотном дворе, я щас доложусь, − бросил через плечо Алёше и уехал к панскому двору.
А фургон заехал во двор, где обычно стояли брички, телеги, линейки приезжающих. Выгон для лошадей был отгорожен, но лошадей не было, только в специально отведенном ворке3 находилось двадцать жеребят.
Ждали недолго, с Ерохиным пришли Миколай и еще трое казаков.
− Доброго здоровячку! − приветствовали новоприбывших.
− Слава Богу! − отвечали те.
Макару показалось неискренним их приветствие. «Это же мы должны сказать им «Здорово ночевали!», а они нам «Слава Богу!». Ой, что-то они словно лисы…»
− Молодцы, что все приехали, не обидим, коли будете исправно службу нести, − Ерохин каждого поприветствовал за руку, крепко пожимая своей. А потом подошел к телеге. − Так значит, Полюшка нашлась.
Женщина приподняла голову.
− Лежи, лежи.
− А вы меня помните?
− А как же, но в станицу тебя сейчас не пущу. Вот разрешишься, тогда и отправим. А пока у Апросима поживете. Миколай, давай к Апросиму, у него курень большой, и Матрёну кликни, пусть подсобит.
Поля опять застонала, казак повел лошадей под уздцы.
− А мы как же? − спросил Дяба. − Телега-то наша.
− Да вы, кто с телегой, тоже к Апросиму, остальные на конюшне размещайтесь.
Макара спустили на коляске с фургона, и он, тихо бубня себе под нос, сделал круг вокруг него.
− Вон опять что-то колдует, − вернувшийся Миколай указывал Ерохину на Макара.
− Да нет, это он несогласный, − заступился за Батю Сёмка.
− Макар, − позвал его Миколай, − давай сюда. С чем это ты не согласный?
Казаки обступили Макара.
− Деда Аникея молодые в курене будут жить, а мои в конюшне? − не переставал бубнить Юров. − Сманили, заморочили голову… А кусок тот Сёмка отколол! − сверкнул глазами Макар.
− Какой кусок? − спросил Ерохин и строго взглянул на Миколая. Тот сразу взял под козырёк и доложил по форме, как и что произошло утром. Затем вынул из котомки отколыш золотых волос и передал начальнику.
− Молодец, Егорша, − посмотрел на него Ерохин, а потом перевел взгляд на Сёмку, − и ты молодец. Любо, хлопцы.
Он подержал золото в руках, вроде как взвешивал.
− На всю дружину маловато, а вас справим.
− Ваше благородие, − подступился Сёмка, неумело держа ладонь у виска, − возьмите и меня в дружину.
− Возьмем, хлопче, обязательно возьмем, только… − казак немного подумал, − только, как научишься честь отдавать. А пока будешь у меня в посыльных.
И тут раздался свист. Все обернулись и стали всматриваться вдаль. По дороге неслось облако пыли, из которого постепенно вырисовывался силуэт казака верхом на лошади.
− Посыльный из станицы, − Ерохин повернулся уходить, разговор был закончен, и на ходу приказал одному из сопровождавших его казаков: − Фёдор, устроить и доложить.
− Есть! − отдал честь Фёдор Кудес.


Глава 10. Загадочный Ящик  | Стр. 11 из 13 | Глава 12. Ерохин

Реклама: Хотите сдать айфон под залог? На сайте сети ломбардов Москвы можно сдать на выгодных условиях. .
История | Археология | Религия | Казачество